20220303 bun help 7706

«Мы вместе столкнулись с одним большим злом». 6 историй о том, как беларусы-мигранты стали добровольцами и волонтерами для Украины

Многие беларусы знают, каково это – потерять дом в один день. За последние два года десятки тысяч людей уехали в Украину, Польшу, Литву и другие страны из-за репрессий.

У беларусов за границей появилась целая сеть помощи своим согражданам – это десятки организаций. И сейчас все эти инициативы и сотни волонтеров используют свой опыт быстрой самоорганизации, связи и силы, чтобы помогать Украине. Беларусы записываются в добровольцы, едут на фронт оказывать первую помощь, сутками волонтерят на границе. Собирают и отправляют тонны гуманитарки, ищут жилье, бесплатно консультируют по юридическим вопросам и учат маленьких украинцев. 

В это же время режим Лукашенко признан соагрессором в нападении России на Украину, а Беларусь живет фактически под оккупацией, где любое публичное выражение протеста карается арестами, избиениями, уголовными делами. Из-за этого и отношение к белорусам меняется, уже есть случаи дискриминации “по принципу паспорта”. 

Но герои этих шести и сотен других историй говорят, что очень важно различать Беларусь и “Белоруссию” (так страну называют в России). Большинство солидарных с украинцами беларусов – и меньшинство сторонников Лукашенко, проигравшего на выборах в 2020 году и удерживающего власть насилием.

“Сейчас в “мирной” Беларуси жить опаснее, чем воевать здесь”. Беларуские добровольцы в Украине

Беларуские добровольцы на тренировке. Киев, 8 марта 2022 года. Фото предоставлено героем.
Беларуские добровольцы на тренировке. Киев, 8 марта 2022 года. Фото предоставлено героем.

Пообщаться с добровольцами не так просто: многие сохраняют анонимность, чтобы уберечь от преследования родных, оставшихся в Беларуси. “Я Дуб, беларуский доброволец”, – так представляется в голосовом сообщении в Telegram человек, который сейчас в Киеве. Ему около 40 лет, последние 4 месяца он жил в Украине.

– В свое время работал в Беларуси на предприятии, но из-за своей позиции был уволен, подвергся преследованию, был вынужден уехать и нашел убежище в Украине.

Полюбил эту страну, украинский народ, и решил, что мой долг – защищать этот гостеприимный чудесный народ, как и беларуский народ, ведь мы вместе столкнулись с одним большим злом. У нас один враг.

Дуб – один из членов беларуской военно-патриотической организации “Белый Легион”, разгромленной режимом Лукашенко. Как только началась война, “легионеры” решили, что не смогут быть в стороне. В итоге они присоединились к батальону теробороны «Азов». Это подразделение в составе Нацгвардии Украины, которое сейчас участвует в обороне Киева. Теперь в нем есть беларуский батальон

– В нашей роте много беларусов, которые были вынуждены покинуть Беларусь из-за политического давления. Примерный возраст – от 20 и до 50. Есть ребята, которые имеют боевой опыт, ребята из студенческого движения.

В «Азове», говорит Дуб, беларусы не сталкивались с негативным отношением из-за своего паспорта. Но есть некоторые отряды территориальной обороны, которые с подозрением относятся к беларусам.

– К сожалению, если бы Европа и остальные страны более жестко реагировали на ситуацию в Беларуси в 2020 году, а не выражали бесконечную обеспокоенность, то такой ситуации в 2022 году могло бы и не быть. Зло нужно купировать в зачаточном состоянии. Пока оно не окрепло и не почувствовало вседозволенность. 

Нашивки в виде украинского флага и эмблемы “Белого легиона” на форме беларуского добровольца. Киев, 8 марта 2022 года. Фото предоставлено героем.
Нашивки в виде украинского флага и эмблемы “Белого легиона” на форме беларуского добровольца. Киев, 8 марта 2022 года. Фото предоставлено героем.

Сейчас более опасно жить в “мирной” Беларуси, чем воевать здесь. По крайней мере, здесь у меня есть оружие и возможность противостоять врагу на равных.

Пока что беларуская рота ждет боевые задачи и тренируется: спецдисциплины, стрельбы, владение высокотехнологичным оружием (Javelin, NLAW, дроны). Параллельно добровольцев доукомплектовывают.

– Сейчас есть проблема с турникетами (жгутами) для обеспечения ухода за людьми, если они вдруг попадут под обстрел. Из боевого неплохо было бы иметь приборы ночного видения и тепловизоры. Всего понемногу подвозят. Наши беларуские волонтеры очень хорошо работают, обеспечивая и нас, и украинцев.

Активист Дмитрий Завадский – один из тех, кто как раз и собирает добровольцев. В 2021 году из-за угрозы ареста он уехал в Киев, а потом в Германию, откуда координирует снабжение беларусов на передовой. Снабжение – это бронежилеты с пластинами высокого класса, каски, ремни, наколенники, рюкзаки, тепловизоры, “ночники”, рации.

– Когда началась война, стали быстро отзываться и присоединяться люди. И организации, как “Белый легион”, и отдельные волонтеры, и диаспоры. Американская диаспора беларусов помогала с лекарствами, чешская – с обмундированием. Помог банк одной из европейских стран, благодаря которому мы смогли закупить дефицитные сейчас пластины для бронежилетов.

Официальных данных нет, ситуация меняется каждый день. Активисты предполагают, что в Украине сейчас около 100 беларуских добровольцев. Но еще больше 1000 беларусов уже записались в Варшавском Центре помощи добровольцам и ждут возможности отправиться на фронт. 

– Есть задержки из-за усиленной верификации. Каждого добровольца проверяем и мы, беларуская сторона, и украинские спецслужбы. Еще одна сложность в том, что режим Лукашенко – соучастник путинского вторжения, поэтому украинцы достаточно сдержанно предоставляют возможность беларусам формировать свои подразделения. Но над этим работают активисты и в Киеве, и в Варшаве, и не только.

“Когда тебя обучают как медика, ты не имеешь права на бездействие”. Кася, медик на фронте

Кася (Kasia), волонтер-медик. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан
Кася, волонтер-медик. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан

В центре Варшавы, возле подсвеченного желтым и голубым Дворца Культуры и Науки, мы встречаемся с Касей (имя изменено). Ей чуть больше 30-ти, она лингвист. Как волонтер Кася полтора года провела в одной из стран Ближнего Востока в зоне боевых действий. Там она прошла и медподготовку.

– Я не была на самой линии фронта, где все взрывается и люди гибнут десятками, но провела более полугода в тренировках, чтобы оказывать помощь. Это эвакуация раненых в условиях войны и оказание первой помощи так, чтобы человек, которого повезут в больницу, смог туда доехать. Это простые превентивные меры: обеспечить проходимость дыхательных путей, остановить массивное кровотечение, подготовить к транспортировке. Например, если есть подозрение на перелом позвоночника, то надо фиксировать шею, потому что спинной мозг отвечает в том числе за дыхание и сердцебиение, и малейшее повреждение может стоить человеку жизни.

Кася тоже согласилась пообщаться только на условиях конфиденциальности из-за семьи, которая осталась в Беларуси. Говорит, что из-за участия в войне на стороне Украины “определенные структуры” могут ею заинтересоваться. 

– Родные меня поддерживают. Они тоже против войны и российской агрессии.

Сестра сказала, что удивлена, что я не стала собираться раньше: “Война началась, а ты до сих пор не пакуешь сумки?” От меня ожидали чего-то такого, я много работала волонтером. 

В общем, это было быстрое решение. Ты просто оказываешь помощь, потому что у тебя есть навыки. Когда тебя обучают как медика, это ко многому обязывает. Ты не имеешь права на бездействие.

Друзья, знакомые и незнакомые помогли Касе собрать все, что должно быть у медика на фронте: инструменты для интубации, мешок амбу, пульсоксиметры, декомпрессионные иглы, носилки, жгуты, шины, бинты, повязки, пластыри, расходники для капельниц, физраствор, обезболивающие и другие лекарства. Кто-то переводил деньги, кто-то закупал нужное в других странах и отправлял. Когда мы встретились, Кася как раз ждала последние посылки и готовилась выезжать.

Малая часть медицинских запасов, которые Кася (Kasia) берет с собой на фронт. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан
Малая часть медицинских запасов, которые Кася берет с собой на фронт. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан

– Кто-то просто приезжает во Львов, записывается и его куда-то отправляют. Я еду к своим друзьям-волонтерам в Киев. Думаю о том, чтобы помогать волонтерам, которые участвуют в боевых действиях и помогать пострадавшим во время столкновений добираться до больниц. Не планирую работать в больнице, потому что я не доктор по образованию.

Сейчас Кася настроена на два месяца волонтерства. Хотя еще две недели назад планировала совсем другое.

– Я совсем недавно вернулась с Ближнего Востока и надеялась, что у меня будет возможность отдохнуть. Найти спокойную работу, снять квартиру со своей собакой… Но произошло все это. 

Внутренне я еще переживаю предыдущую войну, которая еще идет, и там много моих друзей. А теперь наступает что-то новое и столь же ужасное. Самое доминирующее чувство сейчас – желание все это остановить. Чтобы все это прекратилось.

“И хотелось бы выключить телефон, но люди под бомбами. Они тебе пишут и ждут от тебя помощи”. Оксана, волонтер на границе

Оксана Букина (Oksana Bukina), волонтер в приграничном центре приема беженцев
 из Украины. Dołhobyczów, 6 марта 2022 года. Фото: Piotr Piatrouski
Оксана Букина, волонтер в приграничном центре приема беженцев
 из Украины. Dołhobyczów, 6 марта 2022 года. Фото: Петр Петровский

В деревне Долхобычув недалеко от границы Польши и Украины находится один из центров приема беженцев. Каждые минут 15 приезжают микроавтобусы пограничной службы, из них выходят дети и женщины.

Волонтер в салатовой жилетке рассказывает каждой новой группе людей, что дальше. Вот тут можно поесть, все бесплатно. Тут раздают sim-карты. Потом одному человеку из семьи со всеми документами нужно подойти к волонтерам за столами. Пока люди ждут автобусы и машины в разные города, можно немного отдохнуть, даже прилечь. Но конкретно в этом центре нет возможности остаться на ночлег. 

Оксана Букина – одна из волонтеров. Она узнала о войне из чата украинской онлайн-школы, где была администратором: дети рассказывали про обстрел, сирены и родителей, которые баррикадируют матрасами окна. Оксана сразу же стала узнавать в местном чате “Беларуски во Вроцлаве”, кто чем готов помогать: жильем, деньгами, волонтерством. Люди начали откликаться десятками. Параллельно она написала в соцсетях, что будет помогать с выездом и встречей беженцев.

– И мы втроем стали координировать: выяснять, выехали ли люди из Киева, смогли ли сесть на поезд, добрались ли до Львова, на какой они границе и кто готов рвануть их забирать. Это был сумасшедший нон-стоп, от которого разрывалась голова. Ты говоришь с кем-то по телефону 5 минут, и за это время у тебя в Telegram 100-150 сообщений. Они с астрономической скоростью летели. 

Второй координатор Виктория распределяла машины: кому в какой лагерь ехать, кого забирать. А Полина искала жилье, пока человека везли во Вроцлав.

– Мы вообще почти не спали. Помню, легли часа в 3 и уже в 6-7 начались звонки и нужно отвечать. Может и хотелось выключить-отдохнуть, но когда есть конкретные люди под бомбами и они тебе пишут и ждут от тебя помощи…

Потом Оксана и несколько ее знакомых беларусов стали волонтерить в центрах приема беженцев. Мужчины взяли отпуск за свой счет. Виктор приехал из Германии, другие ездят из Вроцлава, это 7-8 часов в дороге. Сначала волонтеров-гражданских в лагеря беженцев не пускали, говорит Оксана.

– Наш Виталик первые три дня жил в машине около пункта и помогал, подсказывал, находил машины, потому что тогда просто выпускали людей из лагеря: отоспались, поели, помылись, выходили на улицу – и ни языка, ничего в другой стране. Он просто на улице волонтерил. В итоге руководство пунктов увидело это и разрешило работать в самих центрах. 

Оксана Букина (Oksana Bukina) дежурит приграничном центре приема беженцев из Украины. Dołhobyczów, 6 марта 2022 года. Фото: Петр Петровский
Оксана Букина дежурит приграничном центре приема беженцев из Украины. Dołhobyczów, 6 марта 2022 года. Фото: Петр Петровский

Сейчас самая большая проблема – искать людям временное жилье. Кстати, на волонтеров выходят фонды и просто неравнодушные люди из Германии, Италии, Португалии, Испании, которые тоже готовы дать жилье и помощь. Но в более далекие страны многие люди ехать морально не готовы.

– У украинок в голове нет ощущения, что это надолго. Думают, что подождут, когда мужья победят и они вернутся. Но если все затянется, пойдет психологическое осознание, депрессия. Понимание, что Европа так быстро работу вам не даст. И мужья на фронте. И всем нужны деньги, надо как-то зарабатывать. Стоят эти девчонки молодые, красивые с маленькими 1,5-2 годовалыми детками на руках и спрашивают, куда поехать лучше, чтобы быстро найти работу. И я понимаю, что нет такого тут. С ребенком быстро сейчас не найдешь.

Оксана сейчас тоже без работы. В Беларуси она была совладельцем бизнеса в сфере образования. В 2020 году ее арестовали на митинге, а потом завели уголовное дело за массовые беспорядки (типичная статья для участников мирных протестов в Беларуси), но Оксане с сыном удалось уехать в Украину. 

– Я такой же беженец, даже на международную защиту подалась. Бежали экстренно с ребенком без вещей, без ничего. Мы приехали в Киев и нас так хорошо встречали  киевляне: собрали мне постель-подушки, кто-то посуду, кто-то одежду. Они прямо под крыло взяли. А еды сколько притащили! Кто-то сказал коллегам, вот такая ситуация, кто-то соседке рассказал и люди писали-звонили-помогали.

Переехав во Вроцлав, Оксана вместе с украинскими разработчиками придумывала стартап, но война все остановила.

– Вчера вечером был такой эмоциональный момент. Людей очень много, все уставшие, а я по привычке улыбаюсь. Мне говорят “Что вы улыбаетесь?” Я как-то не сдержалась, говорю, мне тоже трудно, я здесь точно так же живу на мигрантских правах, мы снимаем квартиры, у меня вообще сейчас нет работы, и я просто здесь. 

И они так все затихли, начали спрашивать, а как у вас, что? Боже, вам же тоже трудно, у вас же тоже ужас творится, мы знаем столько ваших историй. Я вообще не услышала такого “А с вашей страны танки, с вашей страны бомбы” – нет. Ни один человек ничего подобного не сказал. Как уходила, кто-то подбежит-поцелует, кто-то обнимет, скажет всего хорошего, спасибо, вы нам так помогаете…

“Беда объединяет очень сильно. Такое ощущение, что весь мир в военном положении”. FreeShop, беларуский склад гуманитарной помощи

Волонтеры сортируют вещи на складе гуманитарной помощи FreeShop Partyzanka. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан
Волонтеры сортируют вещи на складе гуманитарной помощи FreeShop Partyzanka. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан

Варшава, район Мокотув. Возле здания на Rzymowskiego, 36 разгружаются и загружаются машины всех размеров. Везде наклеены листы-указатели, ведущие на склад. Дверь с надписью FreeShop Partyzanka распахнута, ходят люди с коробками. Внутри несколько огромных комнат, буквально заваленных одеждой, обувью, упаковками памперсов и другими гуманитарными грузами.

Пару десятков волонтеров сортируют вещи: куртки-платья, детское-женское-мужское. На склад постоянно заходят украинцы, чтобы взять нужное. Руководит всем этим группа из 8 волонтеров.

Волонтер загружает гуманитарный груз на складе FreeShop Partyzanka. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан
Волонтер загружает гуманитарный груз на складе FreeShop Partyzanka. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан

Елена Маркевич – основной координатор. Мы разговариваем в “офисе” – небольшом помещении, где некоторые из команды даже ночуют просто на матрасах в спальниках.

– Рядом с нами есть здание на 200 спальных мест. Туда из информационных пунктов Варшавы приезжают переночевать люди и приходят к нам за необходимыми вещами, в любое время суток. Или, допустим, у людей самолет, а у них нет ничего. Они берут чемоданы, сумки, вещи, чтобы спокойно ехать.

Склад и недавно созданный для ускорения работы фонд ŻYVI еще собирает медикаменты, детское питание, обмундирование для добровольцев. Все это едет по польским городам, в приграничье и в Украину – во Львов и более труднодоступные места.

Елена Маркевич (Helena Markevich), координатор склада гуманитарной помощи FreeShop Partyzanka. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан
Елена Маркевич, координатор склада гуманитарной помощи FreeShop Partyzanka. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан

– Беда объединяет очень сильно. Постоянно что-то привозят люди из Варшавы: украинцы, поляки, беларусы, турки, русские. Первые дни люди звонили каждую пару минут, я говорила, что надо, что не надо. Наши диаспоры за рубежом тоже сразу подключились. Люди из других стран присылают посылки, нанимают микроавтобусы. Вот приехало 6 спринтеров со средствами личной гигиены.

Нам звонят организации из Германии, Норвегии, Нидерландов, Грузии – предлагают сотрудничество и помощь. Они понимают, что гуманитарный хаос нужно организовать, а мы уже умеем его структурировать. Мы со многими уже долгое время в контакте, они помогали очень сильно беларусам, а сейчас много новых людей про нас узнали. Договариваемся очень быстро. Такое ощущение, что весь мир в военном положении.

У команды FreeShop Partyzanka нет зарплат, только донаты. Но для Елены это полноценная работа последние полтора года, с самого начала послевыборных протестов в Беларуси. К тому времени она жила в Польше уже несколько лет.

– Когда начались преследования беларусов, помню, как мы все переживали. Стояли на митинге посреди Варшавы, на Плацу культуры и не знали, что мы можем сделать. Мы только понимали: будет поток людей, которые приедут сюда, и им надо помогать. 

Вообще волна миграции беларусов не прекращалась все это время. Мы видели, в каком состоянии приезжали беларусы. Это был ярко выраженный ПТСР. Я сейчас, когда встречаю ребят из Украины, ловлю такие флешбеки постоянно. 

Елена, как и многие беларуские мигранты, уже сталкивалась с упреками из-за участия режима Лукашенко в войне.

– У меня сегодня девушка из Украины спросила: “Почему вы, беларусы, ваши беларуские войска так агрессивно к нам относитесь?”. Я понимаю ее боль, я говорю ей: “Прости меня, пожалуйста, но не сравнивай Беларусь и “Белоруссию”. Это разные понятия”. 

Не успеваю сейчас читать новости. Мне рассказывают, что идет какой-то хейт беларусов. Мы не пытаемся кому-то доказать, что мы не такие. Даже если Беларусь не была бы никак причастна, мы бы все равно это делали. В любом случае.

“Первая волна солидарности очень активная, и это надо использовать”. Волонтеры Беларуского Молодежного Хаба

Волонтеры ищут жилье для беженцев из Украины в Беларуском молодежном хабе. Варшава, 3 марта 2022 года.Фото: Надежда Бужан
Волонтеры ищут жилье для беженцев из Украины в Беларуском молодежном хабе. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан

Центр Варшавы. Через окно-витрину здания, где в 1989 году располагалась штаб-квартира польского объединения независимых профсоюзов Solidarność, виднеются два флага: украинский желто-голубой и беларуский бело-красно-белый. 

Здесь недавно открылся Беларуский Молодежный Хаб. Это культурно-образовательное пространство и настоящая отдушина беларусов, которым пришлось уехать из дома: здесь учат беларуский язык, репетируют театры и хоры, бывают концерты и квизы.

Еще тут помогают беларусам искать жилье и обосновываться. А теперь занимаются трансфером и расселением всех, кто бежит из Украины. Руководитель хаба Александр Лапко рассказывает, что в первую неделю волонтеры буквально жили в хабе и обедали супами быстрого приготовления.

– Мы активизировались, но не потому, что режим Лукашенко стал агрессором. Украинцам в этой ситуации нужно начинать самоорганизовываться, а у беларусов горизонтальные связи уже налажены. 2020 стал для нас годом самоорганизации. В Польше активизировались или создались больше 20 беларуских организаций в разных городах. Мы все вместе сейчас и работаем.

Волонтеры ищут жилье для беженцев из Украины в Беларуском молодежном хабе. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан
Волонтеры ищут жилье для беженцев из Украины в Беларуском молодежном хабе. Варшава, 3 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан

Мы хотим, чтобы у людей было меньше сложностей. Координируем, пока они едут с границы: находим жилье, связываемся с людьми и они сразу едут в квартиру. Наш рекорд – за 40 секунд нашли жилье. Мы собираем базу тех, кто готов принять, и сейчас это более 300 квартир, под 1000 спальных мест.

Больше 50 волонтеров ищут жилье через чаты и соцсети, договариваются о бесплатном размещении с отелями и обращаются в костелы. Прихожан просят оставлять свои контакты, а парафия потом передает их волонтерам. 

– Первая волна солидарности очень активная, и это надо использовать. Беларусы знают, что через пару недель тема начнет уходить, но проблема останется и будет расти. 

“Детки все рисуют флаги Украины. У кого не спроси, все хотят домой”. Школа при Центре Беларуской Солидарности

Дети беженцев из Украины на занятиях в школе при Центре Беларуской Солидарности. Варшава, 8 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан
Дети беженцев из Украины на занятиях в школе при Центре Беларуской Солидарности. Варшава, 8 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан

Практически каждая дверь на улице Oleandrów в Варшаве сейчас украшена украинским флагом. Здесь находится Центр Беларуской Солидарности, чьи контакты есть в листовках информационных пунктов для беженцев на вокзалах. 

Сейчас около 70% людей, которые обращаются сюда за юридической помощью и поиском временного жилья – украинцы. Всего 4 волонтера получают в день около 150 обращений в соцсетях и больше сотни звонков.

Год назад тут открыли школу для беларуских детей. Пару раз в неделю они приходят на уроки беларуского, польского, английского, рисование, лепку из глины, театральный кружок и занятия по журналистике. И все это бесплатно. Как только началась война, директор школы Хэлена Родина поняла, что нужно открывать такие же бесплатные группы для украинских детей.

– Детки занимаются с 9 до 15, в каждой группе свой опекун, и все это волонтерки из Украины, которые тоже покинули страну из-за войны. Приходят волонтеры-преподаватели польского, английского, музыки и рисования. Дети здесь же обедают и ходят погулять.

Дети беженцев из Украины на занятиях в школе при Центре Беларуской Солидарности. Варшава, 8 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан
Дети беженцев из Украины на занятиях в школе при Центре Беларуской Солидарности. Варшава, 8 марта 2022 года. Фото: Надежда Бужан

Пока что в школе 25 детей, три группы. Самому маленькому украинцу здесь – 3 годика, старшему – 12. Хотели бы набрать больше детей, поэтому ищут помещения и финансирование.

– Я очень волновалась, когда писала объявление, почитав в соцсетях, как сейчас украинцы относятся к белорусам. Но мы набрали все три группы примерно за 2 часа.

– Еще 70 детей в листе ожидания. Когда после первого дня детей забрали, мамы благодарили нас и говорили “не придумывайте, украинцы хорошо относятся к беларусам” – и я вздохнула с облегчением. Надеемся, что сможем открыть еще 1-2 группы в ближайшее время.

Еще на днях с украинскими детьми начинает работать психолог. Дети, приехавшие из Беларуси после 2020 года, были травмированы. Первую неделю рисовали ОМОН, кровь, отрубленные руки, головы… Это было ужасно.

У украинских деток состояние еще сложнее. Есть у мальчик Макар, он может идти по коридору и повторять “Ненавижу Путина, ненавижу Путина, ненавижу Путина, хочу домой”. Самые маленькие все рисуют украинские флаги, хотя никто ничего не говорил, просто дали бумагу и карандаши. Все такие напуганные. Малыши боятся слово сказать. У кого ни спроси, все хотят домой.

Текст: Мария Сысой

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи
how to deal with loud neighbors condo living 11zon
Читать дальше

Охранник дома вызвал полицию на шумных жильцов — теперь им грозит до 10 лет тюрьмы за хранение наркотиков

Полиция приехала в квартиру в одном из домов на Праге-Пулноц по вызову охранника, чтобы успокоить шумных жильцов. При проверке у четверых мужчин обнаружили амфетамин, мефедрон, экстази, марихуану и гашиш. 
z24198343IEGSiec wyrazila ubolewanie z powodu calego zdarzen
Читать дальше

В Варшава трое иностранцев избили охранника в Biedronka – он мешал им украсть алкоголь

Трое иностранцев напали на охранника только потому, что он пытался помешать им украсть алкоголь из магазина Biedronka. Мужчины бросились на него и избили. В настоящее время ведется их поиск.
8ffcc767 4665 46d3 9b3b 88e8e2467029
Читать дальше

В апреле в Польше будет два торговых воскресенья. Первое – уже завтра

В 2023 году польским законом предусмотрено семь торговых воскресений. Первое из них было 29 января. Последнее будет в канун Рождества. В этом месяце, однако, будет целых два торговых воскресенья.
c5d243e33c963a 948 568 0 42 992 595
Читать дальше

Участок дороги вдоль Вислы спрячут в тоннель. Территорию сверху озеленят

Варшава хочет построить еще один тоннель вдоль Вислы. Помимо уже существующего тоннеля между железнодорожным мостом и улицей Karową, власти столицы хотят убрать в тоннель Вислостраду на отрезке от моста Śląsko–Dąbrowskiego до улицы Sanguszki.
z25952571VProtest przedsiebiorcow w czasie epidemii koronawi
Читать дальше

Как прошёл протест предпринимателей в Варшаве (фото, видео)

380 задержанных, более 300 штрафов - таков итог субботнего протеста предпринимателей в Варшаве. По данным полиции, в нем приняли участие около тысячи человек. Во время протеста произошла стычка с полицией, которая решила использовать слезоточивый газ.
ukrainka dana gergardt dana kareglazaia venok lenty
Читать дальше

Поляки ищут себе жён из Украины: “польки тщеславны и ленивы”

Почти 3 миллиона человек пересекли польско-украинскую границу с момента вторжения России в Украину. В основном это женщины с детьми. Некоторые польские мужчины видят в этом свой шанс на удачный брак. 
Total
0
Share